jasminska (jasminska) wrote,
jasminska
jasminska

Categories:

ЗА КОЛЮЧЕЙ ПРОВОЛОКОЙ: ЗОНА ОТЧУЖДЕНИЯ

Когда я говорила друзьям и знакомым, что побывала в Полесском заповеднике, никакой особенной реакции не было: люди просто не знали, что это и где находится. Тогда я произносила название полностью: Полесский государственный радиационно-экологический заповедник. Одно слово в нем начинало смущать моих собеседников, и к ним наконец-то приходило осознание: «Зона отчуждения, что ли? Чернобыль?». Да, та самая зона.

Тогда наконец-то следовала реакция, в основном одинаковая: «Тебе что, делать нечего?». Причем произносилось это с некоторым оттенком брезгливости, словно я призналась, что я целый день копалась в самой большой помойке страны.

Что поделать, есть на нашей земле такая зона. К ней относятся по-разному: кто-то воспринимает ее как огромную клоаку, о которой даже и говорить неприлично, кто-то, напротив, окутывает ее мистикой и сталкерской романтикой. А для кого-то сам реактор и мертвые деревни маячат лишь на втором плане. Наш гид и хороший знакомый Алексей, специалист по экологическому туризму, хотел посмотреть именно природу заповедника, которая осталась почти без вмешательства человека и зацвела буйным цветом.

Ну что же, обо всем по порядку…

Наша компания – Алексей, я и мой муж Владимир – приехали в Хойники поздно вечером и переночевали в местной гостинице (кстати, весьма приличной). Утро началось с того, что в наш номер постучала взволнованная дама-администратор и сказала: «Там за вами приехали люди!».

Учитывая, что за нами приехали вот на таком автомобиле, фраза звучала очень двусмысленно :)

На самом деле никаких законов мы не нарушали и хулиганских мыслей не имели. Наоборот, нашей маленькой группе была оказана честь: это директор Полесского государственного радиационно-экологического заповедника прислал за нами машину с сопровождающим – чтобы мы добрались до нужной точки быстро и без приключений.



Вскоре, проехав через несколько пропускных пунктов, мы оказались на «административном пятачке» с несколькими зданиями. Это – место работы сотрудников заповедника. Живности никакой по дороге не встретили, но возле администрации сновали очень ласковые коты.



Кстати, говорят, котам тут небезопасно. В прошлом году это место облюбовала рысь, которая таскала котиков себе на ужин.



Прежде всего, нам показали местный музей. Экспозиция там весьма скромная, разбита на три зала. Первый зал посвящен истории заповедника (а она неразрывно связана с историей Чернобыльской катастрофы). Поэтому экспонаты там своеобразные.



Кстати, в какой-то момент я подумала, что этот компьютер – тоже экспонат, вроде старого граммофона. Хорошо, что вслух не сказала. Компьютер оказался для работы :)



Второй зал был наполнен чучелами обитающих в заповеднике животных (для защитников природы сразу поясню, что все животные были найдены погибшими, никто их не отстреливал специально для музея). А третий зал – на мой взгляд, самый интересный. В нем представлена обстановка полесского сельского дома и предметы быта.

Потом нас покормили в местной столовой с такой пугающей табличкой. Несмотря на почти военный официоз, внутри оказалось светло и уютно, еда была вкусная, шашлыков из мутантов не подавали.



И вот, мы, наконец, в пути.

В заповеднике довольно много «мертвых» деревень. Перед каждой стоит такой печальный камень.



А еще заповедник, оказывается, многослойный… В закрытой зоне – еще одна закрытая зона. Люди здесь бывают редко. Даже по сторожевым собакам это видно: они так обленились, что нехотя лают, не вылезая из будки.

Зона отчуждения огорожена колючей проволокой…



…а сам пропускной пункт называется немного странно для нашего уха – «Майдан».



Наш гид Алексей был полон энтузиазма по поводу предстоящей экскурсии…



… а вот я, пожалуй, таким хладнокровием похвастаться не могла))



Первым пунктом в нашей экскурсии было посещение зубропитомника. В летнее время зубры обычно не нуждаются в подкормке, но холодные месяцы, когда образуется снежный покров, этим животным не так-то просто найти себе еду.



Поэтому на территории питомника для зубров соорудили такую «столовую»:



Однако нам не повезло. Всю ночь лил дождь, который растопил снежный покров, поэтому зубры на подкорм не пришли – им и в лесу еды хватало. Но сотрудники заповедника говорили, что зимой могло одновременно прийти несколько десятков особей!



Чтобы сгладить наше разочарование, сотрудники заповедника повезли нас на берег Припяти. Река прекрасна, и главное – она всегда на месте, вне зависимости от сезона.



Говорят, место здесь вполне безопасное. Однако, как гласит пословица, доверяй – но проверяй!



Однако больше всего мне заполнился путь обратно, потому что мы остановились в одной из вымерших деревень.

Наверное, кощунственно так говорить, но пейзажи ужасали и завораживали одновременно.



Вокруг было ни звука, ни души кроме нас, и создавалось ощущение, будто мы очутились в сказке о Спящей Красавице – в той старой, страшной, не тронутой детской цензурой версии сказки.









Я думала, меня ничто уже не сможет так впечатлить сегодня, но тут мы приехали на территорию бывшей школы.



Как только я увидела обрывок старой газеты, я крикнула: «Смотри, смотри! Сфотографируй это!» и дернула мужа за рукав. Мне казалось невероятным, что советское издание все это время пролежало здесь, на полу.


Но потом я поняла, что газета – это всего лишь частичка того, что внутри. Честно, не знаю, как это описать. Поэтому размещу просто фотографии – без слов.

























Наверное, кто-то спросит: какой в этом смысл? Зачем приезжать и глазеть на последствия катастрофы, зачем топтать эти места своими туристическими ножками в модных кроссовках? Я не могу точно сказать, зачем. Но после этой поездки у меня появилось чувство сопричастности к произошедшему. Чернобыль уже не будет для меня статьей в Википедии. Фотографии взорвавшегося реактора не дают представления о том, что ощущали те люди, которых в один миг вырвали из родных мест. А лежащие на полу тетрадки тридцатилетней давности – дают.



Так получилось, что мы приезжали в Полесский заповедник ради природы, но большее впечатление все-таки оставили люди. Вернее, почти что полное их отсутствие. Двоякое, странное впечатление: следы человека зарастают мхом и паутиной. Тишина. Нет мусора. Леса оживают разрастаются. Где-то в дебрях разгуливает дикий лесной кот, которого считали исчезнувшим на наших землях. Страшная несправедливость катастрофы сменилась молчаливым равновесием природы. И почему-то хочется добавить популярную фразу из многих интернет-историй: морали нет.



А напоследок, чтобы не заканчивать на философской ноте, мой снимок с поездки. Спасибо всем причастным к этому маленькому путешествию! И конечно же, спасибо замечательному Владимиру Карелину (которого по понятным причинам нет ни на одном кадре) за фотографии.

Tags: впечатления, поездки по Беларуси, путешествия, размышлизмы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments